Купить на заработанные в «нефтянке» или торговле деньги офисное здание, получать ренту и в ус не дуть? Теперь это не так-то просто

В прошлом году в Москве, на которую, по данным исследований, приходится 80–85% всех инвестиций в коммерческую недвижимость в России, построили вдвое меньше торговых и офисных комплексов, чем в 2009 году, — 1 млн кв. м против 2 млн кв. м в кризисный год. Аналитики говорят о «взрослении» рынка, его зрелости и «затянувшейся полосе стабилизации». Неповоротливый рынок недвижимости никак не может отойти от последствий кризиса и остановки столичных строек по команде новой администрации города. Тем лучше идут дела у тех, кто уже успел собрать портфель коммерческой недвижимости.

Тридцатка крупнейших российских рантье по версии Forbes богатеет: совокупный арендный доход 30 ее участников составил в 2012 году $7,5 млрд против прежних $5,2 млрд. И дело не только в том, что в этот раз мы решили включить в список иностранные компании и фонды, которые начинают играть на рынке российской коммерческой недвижимости все более активную роль. Наши рантье, похоже, отходят от принципа просто брать то, что плохо лежит, и учатся обдуманно формировать свои портфели. Группа БИН, например, за серьезные деньги аккуратно скупила почти все люксовые гостиницы на Тверской. О1 Properties Бориса Минца осознанно покупает только работающие бизнес-центры со стабильным арендным доходом, а если и берется за проект, предполагающий строительство, то только вместе с партнером-девелопером, на которого перекладывает все риски, связанные с возведением здания. Так что участники списка рапортуют об успехах и росте арендных ставок на 5–10% даже в условиях «стабилизации». Прозрачный и доходный портфель легче презентовать инвесторам: O1 Properties собирается на IPO. Возможно, скоро офисными башнями и сверкающими торговыми центрами у нас будут владеть 
не вчерашние рейдеры или нефтяные короли, 
а консервативные инвесторы, ориентированные на стабильный доход и низкие риски, как это часто бывает в развитых странах.

По данным Jones Lang LaSalle, в 2012 году в коммерческую недвижимость всего мира инвесторы вложили около $400 млрд. На Россию приходится всего $7–8 млрд. Если посмотреть на Центральную и Восточную Европу, то тут мы лидеры (по данным CBRE, весь регион собрал только $10 млрд), 
но все-таки Москва пока далеко не Лондон. Впрочем, нельзя забывать, что каких-то 20 лет назад, 
на памяти одного поколения, в России в принципе не было таких форматов, как бизнес-центр, в котором за деньги снимают для себя офисы частные компании, и торговый центр, где арендуют площади сетевые ритейлеры. Вместо них — «Диеты» и универмаги, конторы строительных, например, трестов, «почтовые ящики» и бесконечные здания всяческих администраций. Когда торговля стала частной, в первое время единственной платформой для нее оставались более или менее стихийные рынки (толкучки, барахолки), возникшие абсолютно во всех городах. С этого начинали свой путь в бизнесе многие наши рантье: читайте в журнале Forbes истории московской компании «Киевская площадь» и питерского «Адаманта».

Как мы считали рейтинг рантье. В рейтинге представлены как российские, так и иностранные владельцы коммерческой недвижимости, находящейся на территории России. В случае, когда известны физические лица-владельцы или контролирующие акционеры бизнеса, указываются они. Место каждого участника определяется доходом, который были способны принести в 2012 году принадлежащие ему объекты недвижимости. Доходы от других бизнесов не рассматривались. Доходы торговых центров рассчитываются исходя из площадей, сдаваемых фирмам-арендаторам. Площади, на которых ведет торговлю владелец помещения, не учитываются. При оценке мы опираемся на информацию, предоставленную арендодателями, а также на данные консалтинговых компаний Colliers International, Russian Research Group, Knight Frank, Cushman & Wakefield, Jones Lang LaSalle, Penny Lane Realty, CBRE, Blackwood, отраслевых интернет-ресурсов Arendator и Rent.ru, информационной системы СПАРК, правительства Москвы и региональных органов власти.